Александр Никитич Севастьянов

Представляем Вашему вниманию интервью с ведущим идеологом Русского возрождения Севастьяновым Александром Никитичем.

Писатель, журналист, искусствовед, социолог, политолог и общественный деятель. Автор многосерийного научно-популярного фильма «И ремесло, и вдохновенье», книг: «Национал-капитализм» (1995), «Национал-демократия» (1996), «Шедевры европейской иллюстрации» (1996), «Чего от нас хотят евреи» (2000, 2008), «Итоги ХХ ве­ка для России» (2000, 2002), «Русская идея, век XXI» (2002), «Вре­мя быть русским!» (2004, 2006), «Россия - для русских!» (2006), «Раса и этнос» (2007, 2008 совместно с В. Б. Авдеевым).

«Этнос и нация» (2008), сотен публикаций в журналах и газетах с 1971 го­да, в центральной прессе: «Независимая газета», «Литературная га­зета», «Правда», «Советская Россия», «Известия», «День», «Зав­тра» и др., журналах «Вопросы литературы», «Русская литерату­ра», «Наука и жизнь», «Наш современник», «Политический класс» и многих других. Составитель и редактор сборников: «Обман века. Документы и материалы к проблеме ратификации «Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Россией и Украи­ной»» (М., 1999); «На пути к воссоединению России и Белорус­сии» (М., 1999); «Русский национализм, его друзья и враги. Вы­зов третьего тысячелетия» (М., 2001); «Б. Миронов. Об отноше­нии русских к коренным народам России; А. Севастьянов. Азбуч­ные истины национализма» (М., 2002); «Ты - для нации, нация -для тебя. Избранные статьи из «Национальной газеты». 1995-2002 гг.» (М., 2002). Автор предисловий к «Запискам» Екатерины Вто­рой (и комментариев), сборнику «Россия и евреи», послесловия к книге Дэвида Дюка «Еврейский вопрос глазами американца» и др.

В русском движении как идеолог с 1991 года (публикация «Русские и капитализм» в ж-ле «Дон»), как активист с 1995-го. С 1997 года главный редактор «Национальной газеты». В 2002 году избран сопредседателем Национально-Державной пар­тии России и соредактором партийной газеты «Русский Фронт». Соавтор законопроектов «О русском народе», «О разделенном положении русской нации и ее праве на воссоединение», а также нового проекта Конституции России (1998). В 2003 году принял участие в выборах губернатора Новгородской области, заняв тре­тье место из семи кандидатов.

В 1997-1999 гг. завотделом Украины и Крыма, затем замдирек­тора по науке Института стран СНГ.

С личной, творческой, политической биографией Александра Никитича Севастьянова можно ознакомиться на его сайте

 

ВОПРОС: Когда и как начали складываться Ваши националистические взгляды? Что способствовало этому? Воспитание? Литература? Какие-либо события?

ОТВЕТ: Я бы отделил национальное самосознание от националистических взглядов, хотя без первого не может быть второго. Но русское самосознание заклады-вается как матрица исподволь, путем импринтинга, «впечатывания», с первых дней рождения, как национальный язык, который мы не учим, а воспринимаем в детстве целиком, сразу со всеми нюансами.
Мама пела мне русские колыбельные, русские песни, отрывки из русских опер, читала русские сказки, Пушкина, рассказы для детей Льва Толстого, басни Крылова. На всю жизнь запомнил первое посещение Третьяковской галереи с ее шедеврами русской живописи (мне было года четыре). В доме звучал русский романс, муж маминой тетки был композитором, блестяще владел фортепиано, писал ноты, романсы. Естественным русским национализмом переполнена русская литература, которую я очень любил и к концу школы перечитал от корки до корки всех главных наших писателей, от Державина и Пушкина до Блока и Горького. Я думаю, что русская литература – самая лучшая школа подлинного национализма. Я мечтал в детстве о гитаре, и на 11-летие мне подарили семиструнку, к счастью. Это уникальный именно и только русский инструмент, я предан ему всю жизнь, и это тоже мощный фактор националь-ного сознания. Мне мерзко видеть, как русские ребята берут в руки шестиструнный, полностью чуждый нашей гармонии, инструмент и что-то гнусят по-английски (якобы). До взрыва битломании в России все играли именно на семиструнке: Окуджава, Выcоцкий, Галич, Никитин, Визбор и др. На моих глазах произошло полное крушение русского музыкального мира под воздействием западной масс-культуры, которую я за это ненавижу всеми печенками.
Русская культура, литература, искусство сформировали мощную базу, на кото-рой, когда я вырос и поумнел, расцвели мои националистические убеждения.
Нас воспитывали интернационалистами и в школе, и в вузе, и, к сожалению, дома. Был бы человек умный, добрый, порядочный, а какой он нации – неважно: вот символ веры типового русского интеллигентского космополитизма. Им в наше время были заражены 99,9% всей интеллигенции. Так и я считал почти до самого окончания МГУ. Первые ростки национализма появились у меня под воздействием трех обстоятельств.
Во-первых, я последние годы доучивался заочно и, работая на киностудии им. Горького, успел повидать разные уголки нашей Родины и колоссальный людской калейдоскоп, в котором ярко выделялись национальные анклавы: кабардинский, балкарский, алеутский, белоруский, грузинский, армянский, еврейский и т.д. Я стал осознавать значение национального фактора, тщательно замалчиваемое советской идеологией.
Во-вторых, когда, на фоне этого уже сложившегося понимания, мне на государственном экзамене по научному коммунизму едва не влепили неуд (поскольку у меня так и не повернулся язык сказать, что в советском-де народе национальный признак теряет свое значение), я начал крепко задумываться на тему большой лжи в национальном вопросе.
В-третьих, 18-летним желторотым мальчишкой я женился первым браком на особе, чьей матерью была чистокровная еврейка. Естественно, по всему воспитанию и предрассудкам, я не придавал поначалу этому значения. Я желал бы, однако, чтобы все, кто недопонимает еврейскую проблему, прошли мою школу. Они хорошенько поймут раз и навсегда, что евреи – это не русские, а русские – не евреи. Национальная обособленность, спайка евреев, незаметная в обычной жизни, но страшная и опасная для других народов, начинает выпирать и ярко светиться, когда наблюдаешь их вблизи, как мне довелось. И вообще, ряд важных национальных черт я разглядел очень хорошо благодаря такому опыту. К великому счастью, детей в том браке у меня не было. Когда я через пять лет нашел свою русскую половинку, с которой прожил уже более тридцати лет и родил шестерых детей, я – по контрасту – осознал и оценил на-ши национальные различия еще сильнее. Не скажу, что мне все не нравится в евреях и все нравится в русских. Но для националиста важнее всего – понимать, что разные народы – глубоко разные во всем, а такие ярко выраженные, как русские и евреи, – особенно.
Но все это еще не сделало меня националистом, а только вспахало почву.
Националистом я стал с конца 1980-х, когда увидел, как реагируют разные на-роды на нашу национальную катастрофу, какую позицию занимают и какую роль в этой катастрофе играют. Ведь т.н. Перестройка – это, в сущности, очередная этническая антирусская война, едва ли не худшая, чем Гражданская война 1917-1937 гг., поскольку ведется менее явными, но более глубокими путями и средствами.
Национализм – это не только любовь к своему народу и забота о нем, это еще и  инстинкт самосохранения народа, который спит в мирное время, но просыпается в годину испытаний. Так призошло и со мной.
Для новых поколений, которые уже родились и растут в условиях непрекращающейся этнической антирусской войны, это мировоззрение должно быть с колыбели естественным и органичным. Для меня было не так, но я наверстал упущенное, поскольку обладаю энергией кумулятивного снаряда и кое-каким умом и образованием.
А вот новым поколениям я бы пожелал лучшего приобщения к русской культуре, чтобы их национализм стал всесторонне вооруженным и непобедимым.

ВОПРОС: Нужны ли современному человеку мифы и сказки? А какая ваша самая любимая сказка или сказочный герой? Совместимо ли мифологическое и научное, рациональное мышление и отношение к жизни?

ОТВЕТ: Нужны обязательно! Особенно в детстве и юношестве. Ибо в древних мифах и сказках зашифрована философия мира. Это школа отношения к миру и человеку, школа познания добра и зла. Мифы разных народов определили их судьбу (к примеру, раннюю и бесславную гибель эллинов и римлян, но очень долгую историческую жизнь египтян, китайцев, индусов, евреев).
Мои любимые герои – лягушка, сбившая лапками масло в кринке, куда нечанно свалилась, и спасшаяся, в отличие от сложившей лапки товарки, пошедшей на дно. А также неунывающий, инициативный и сообразительный Буратино, верный своим товарищам.
А вот дальше – стоп! Научное мышление несовместимо с мифологическим. И в политике я всю жизнь борюсь с мифами и мифотворцами, от них только вред. Всей душой их ненавижу!

ВОПРОС: Согласны ли вы с мнением, что современный мир держится на хри-стианской морали, а возвращение к язычеству является предательством веры и дос-тижений христианской Руси?

ОТВЕТ: Ерунда. Все страны христианской морали в глубоком и непоправимом, боюсь, упадке. А на подъеме страны и народы, никакого к ней отношения не имеющие. Христианская мораль в конфликте с жизнью как таковой, отрицает ее.
Но можем ли мы говорить о возвращении к язычеству, если утрачена преемственность жреческого посвящения и традиции, полноценная и адекватная практика?
Религия держится на чуде – на небесном ответе земным запросам. Что-то я пока не слышал о таких чудесах от неоязычников наших. И серьезных побед я у них не вижу по жизни. Молчат русские небеса. Может, я не знаю чего?
Русские старообрядцы в свое время сумели доказать свою укорененность в жизни, взяли в свои руки промышленность, торговлю, финансы. Подтвердили факт небесной поддержки. А как с этим у наших язычников в массе?
Я не разделяю христианскую доктрину почти ни в чем. Но многие христианские обряды приносят мне чаемый результат.

ВОПРОС: В чем отличие нашей Традиции от авраамистических религий? Чем отличается вера в Абсолют от веры в одухотворённость всей материи?

ОТВЕТ: Ищите коренные различия религий не в идеях, не в доктринах, а в обрядах, в религиозных практиках. Идеи все небезупречны, и только обряд верифицируется по принципу: работает – не работает. Работает, значит – истина здесь. Как она называется – неважно.

ВОПРОС: Иеромонах Иоанн (Кологривов), русский католик, член ордена иезуитов, читавший в середине XX в. лекции в Папском Восточном институте в Риме, пишет: «имена языческих богов и самая память о них были вырваны из русской души, но христианству тем не менее не всегда удавалось укоренить в ней свои догматы и верования. Евангельское учение и древние языческие представления расположились одно над другими, и это положение не исчезло до наших дней. Не только языческие обряды народ кое-где сохранил, но и самый дух многобожия под христианскою внешностью; или, говоря еще яснее, русское народное христианство представляет собою некое языческое христианство, где многобожие представлено верованиями, а христианство - культом». Язычество долгое время открыто сопротивлялось христианизации, а, впоследствии, уступив важнейшие позиции, по-прежнему наполняло бытовые уровни народной жизни, благополучно сосуществуя с христианством, деля с ним сферы влияния и постепенно сливаясь в единое мировоззрение, называемое в науке вслед за средневековыми церковными авторами “двоеверием”. Знаком ли вам этот феномен? В чём причина «живучести» нашей Традиции?

ОТВЕТ: Очевидно, в некотором ее соответствии миру, в котором мы живем здесь и сейчас, а также миру, в который мы попадаем после смерти. В противном слу-чае она бы тихо отмерла.
Но «живучесть» – не показатель. Все живучи: и христианство, и буддизм, и мусульманство. Это лишний раз говорит о том, что истина есть у всех – и ни у кого. Ситауция как в известной притче «Слон и семеро слепых».
О многобожии христианства см.: о. Иоанн Петров «Русский православный катехизис» (на сайте «Велесова слобода»).

ВОПРОС: Как вы смотрите на религиозное образование в государственных учебных заведениях? Согласны ли Вы с  введением во всех школах России предмета "Основы православной культуры"?

ОТВЕТ: Нет, я предпочел бы сравнительную историю религий мира. Позапрошлым летом я с сыном прошел античную мифологию, прошлым – Пятикнижие Моисеево, этим – все Евангелия и Законы Ману, в следующем году пройдем Коран, дальше – обзор других религий, в финале – конфуцианство.

ВОПРОС: Как вы относитесь к процессу глобализации и стиранию межнациональных границ?

ОТВЕТ: Я – националист. Национализм есть глобальный ответ глобализму: это диалектические противоположности, друг друга исключающие. См. на моем сайте статью «Глобализация и интересы России».

ВОПРОС: В настоящее время создаётся множество экологических институтов, продвигается множество экологических «программ», университеты выпускают экологов в более чем достаточном количестве, однако экологическая катастрофа приобретает всё более угрожающий характер. Как вы к этому относитесь, в чём видите причину и исток этой катастрофы, и как можно это сейчас предотвратить и в будущем исправить? 

ОТВЕТ: Отношусь к перспективе исключительно пессимистически. Человек слишком эгоистичен, жаден и легкомыслен, чтобы избавить мир от таких последствий собственной деятельности.

ВОПРОС: Что по Вашему привело к перерождению Гардарики, Светлой Руси, в «Немытую Россию, страну рабов, страну господ»? 

ОТВЕТ: Я не идеализирую Гардарику, ежегодно поставлявшую славянских рабов на рынки Востока вплоть до поголовного крещения народа. Рабы и господа были и будут всегда. Никаких причин изменить это положение вещей нет в природе.
Другое дело: Светлая Русь до татарского нашествия практически ни в чем не уступала Европе: ни в градостроительстве, ни в цивилизационных моментах, технологиях и проч. (единственное, мы вообще не знали искусства витража и недалеко продвинулись в искусстве каллиграфии, по сравнению с Западом). Татарское нашествие прервало традиции, нарушило поступательное прогрессирование, уничтожило до 90% книг, отбросило нас на века назад, отняло ресурсы для развития. Когда мы скинули татарское иго, Европа к тому времени ушла так далеко, что с тех пор мы ее все только догоняем. Единственный отрадный момент – татары не повлияли на наш генофонд (это железно доказано современными генетиками и антропологами). Зато он повергается все усиливающимся атакам с 1917 года… Но факт нашего цивилизационного запаздывания, повторю еще раз, это, в первую очередь, результат нашествия татаро-монгол.
Есть и второй фактор. Это колоссальные пространства России, а также ее природные богатства, толкавшие и толкающие на экстенсивный, а не интенсивный путь развития.
Третий фактор – отсутствие национальной религии, которая есть важнейший фактор национальной крепости и долголетия (ср.: индуизм, конфуцианство, иудаизм, синтоизм и т.п.).
Есть и другие обстоятельства.

ВОПРОС: Сможет ли «эРэФия» превратиться в процветающее национальное государство русского народа (и других коренных народов)? Каким Вы видите этот путь?

ОТВЕТ: Небольшое замечание вначале: национальное государство не может быть «русского народа и других»: тогда оно уже не национальное. Коренным народам, нелояльным по отношению к русским (а такие народы в России есть), в национальном государстве ничего хорошего не светит. В НГ лояльность стране заменяется лояльностью государствообразующему народу, а в России такой народ только один: русский. Это основа основ.
Да, я думаю, что другого пути к процветанию, кроме преобразования РФ в НГ у нас нет. И так сегодня думают даже наиболее умные либералы. Например, в Высшей школе экономики (гнездо гайдаровской когорты, руководимое Евгением Ясиным) вышел учебник «Национализм. Теории и политическая история», где четко прописано, что в условиях полного краха либерализма и невозможности возврата к коммунизму у России есть лишь один путь: национализм. (Авторы пытаются обставить это неприятное для них умозаключение различными условиями, но суть от этого не меняется.)
На второй вопрос, каким я вижу этот путь, кратко не ответишь, а подробно я уже ответил своими статьями («Русский национализм как электоральный ресурс», «Национализм как он есть», «Русское национальное государство: “рай для своих” или ”лавка смешных ужасов”?» и др.) и книгами («Время быть русским», «Россия – для русских!» и др.). Все это и многое другое есть на моем сайте.

 ВОПРОС: Многие активисты русского Движения смирились с тем, что политический путь борьбы для них закрыт. Некоторые из них стали заниматься пропагандистской и культурно-просветительской деятельностью. Оправданна ли на Ваш взгляд подобная смена фронта? Что Вы, как идеолог и опытный пропагандист, можете посоветовать тем, кто на нем сражается (способы, средства, тактические и стратегические направления)?

ОТВЕТ: Политический путь борьбы закрыт только для тех, кто к нему не способен. Руки нельзя опускать ни на мгновенье: нашу работу никто не сделает за нас.
На данном этапе, когда нельзя создать ни русскую партию, ни даже русскую национально-культурную автономию, некоторые, чувствуя особое призвание, выбирают для себя путь подпольной борьбы, что вполне естественно. Тут подробный анализ и инструктаж неуместны, могу только порекомендовать заглянуть в мои статьи «Русское подполье: реальность, миф, перспектива» и «Русское подполье: год спустя» на сайте www.apn.ru. Их работа, так же, как и непрекращающаяся чеченско-русская война и рост напряженности почти во всех национальных регионах, а также в местах скопления мигрантов, оказывает непрерывное давление на власть, способствует некоторому (пока что очень медленному) прояснению ее мозга. Рано или поздно, если это давление будет сохраняться или возрастать, власть будет вынуждена пойти на уступки, искать путей к диалогу.
Мы должны быть готовы к этому моменту. Поэтому сегодня основная задача – накопление ресурсов: финансового, информационного, юридического, организационного (см. об этом мою книгу «Русская идея, век XXI», она есть на сайте). До сих пор главная беда не в том, что силен враг, а в том, что слабы мы. Русские должны создавать свои предприятия, свои банки, свои правозащитные организации, свои СМИ и издательства – словом, материальную базу движения. Должны искать пути усиления национальной консолидации, сплочения.
При этом очень важно не растерять идейные наработки, не утратить с таким трудом и в таких боях добытые теоретические основания русского национализма. На этом участке фронта я делаю все что могу.
Нам не удалась лобовая атака на режим. А любая попытка совмещать легальную деятельность с подпольной заведомо обречена на провал (пример «Северного братства»). Значит, надо менять тактику. Ни на мгновенье не упуская главную цель: построение Русского Национального Государства.
Считаю, что нужно всячески поддерживать те русские организации, которые выстояли за эти годы борьбы и отметились позитивными результатами. В частности, Русское общественное движение (К. Крылов, Н. Холмогорова) и ДПНИ (Белова). По моим данным, в течение года-полутора должны возникнуть и другие структуры, потребующие всенародной поддержки.
Полагаю, что на данном этапе допустим и путь инфильтрации во властные партии и структуры, чтобы использовать их возможности. «Если политическую партию нельзя победить, в нее надо вступить» (Боб Хоуп).
Совершенно необходимо хотя бы раз в год нам всем, кто сочувствует русскому движению, выходить на Русский Марш – наше главное общее мероприятие. Мы должны в этот день заявить и напомнить всем, в том числе себе, что русский народ – жив, что мы едины!

ВОПРОС: Александр Никитич, какое направление деятельности Вы выберете в грядущей Русской России?

ОТВЕТ: Важнейших направлений много, я мог бы, по своему опыту и профессиональным познаниям, курировать демографию, национальную политику, просвещение, образование и науку, культуру и информатику, пропаганду, социальное строительство. Кое-какие идеи есть и в сфере экономики. Но я один. Значит, волей-неволей, придется добиваться поста премьер-министра (как бы нашему теляти да волка съесть).

ВОПРОС: Профессор П. М. Хомяков составил список литературы рекомендуемой к прочтению человеку правых взглядов. Список разделен по тематике. Т.е. чтобы рассуждать о III Рейхе и НС, по мнению Хомякова надо прочитать одни книги из списка. Чтобы рассуждать о вопросах генетики – нужно изучить другие. Не собираетесь ли вы составить такой список? Думаю, что необходимость давно назрела! Я вот считаю, что есть книги способные заменить вагон псевдо национально-патриотической макулатуры, которой сейчас завалены книжные магазины.

ОТВЕТ: Я не читал список Хомякова. И не думаю, что каждый человек правого настроения способен одолеть такой список, не говоря уж о том списке, которым пользуюсь я сам. И все равно, нас, профессионалов, полвека набиравших компетенцию, им уже не догнать. А уж выбрать жемчужное зерно в потоке идей и вовсе мало кто может самостоятельно. И запросто сделают ложный выбор, жертвой которого сами же и станут. Так в свое время получилось с «северными братьями», которые, выбирая между мною и тем же Хомяковым, предпочли «профессора». Результат, позорный и трагический, всем известен.
По моим наблюдениям, молодежь вообще читает сейчас немного, ей и брошюру-то порою прочесть «в лом». Значит, надо давать ей лишь самое-самое, без чего вообще нельзя, причем в доступной, легко усвояемой форме. Над таким компендиумом должны работать самые светлые головы. Именно этой задачей я сейчас и занят: готовлю вузовский учебник «Этнополитика», обнимающий собой и проблемы генетики, и проблемы Третьего рейха и проч. Кстати, по отдельным проблемам мною уже выпущены статьи и книги; по этнологии, включая генетику – «Раса и этнос» (совместно с нашим крупнейшим расологом В.Б. Авдеевым), «Этнос и нация», по Рейху – «Уроки Гитлера», «Победу не отнять! Против власовцев и гитлеровцев» и др. Все это есть на моем сайте.
Моя мечта – в ближайшее время создать курсы русских пропагандистов и агитаторов, у которых в мозгах все должно быть разложено по полочкам.

ВОПРОС: Весьма печальной оказалась судьба основателя расовой педагогики Эрнста Крика. До прихода к власти национал-социалистов его гнобили «красные» завистники из академических кругов. После прихода к власти нацистов, они же, перекрасившись из «красных» в «коричневые» продолжали нападки на Крика за «искажение идей НС». В результате, после окончания войны Э. Крик погиб в американском лагере, а многие «перевертыши» продолжили свои карьеры в послевоенной Германии.
Проблема «оборотней» очень  злободневна. Каким Вы видите ее решение?

ОТВЕТ: Отличить оборотня от искренне прозревшего человека, сменившего ложные взгляды на более истинные под воздействием жизни и аргументов, трудно. Но, думаю, всегда видна разница между карьеристом и тем, кто жертвует своими земными интересами ради служения Делу. Не верьте карьеристам и демагогам, не давайте им желанных преимуществ. Если видите, что человек стремится извлечь выгоду из своих речей и писаний, будьте с ним настороже.

ВОПРОС: Есть расхожее мнение, что христианство «цивилизовало» полудикие славянские племена. А в дальнейшем, благодаря консолидирующей роли, привела русских к успешной экспансии и захвату территорий. Неужто залог успеха был в христианской вере?

ОТВЕТ: Методы, которыми производится захват территорий, настолько далеки от идеалов христианства, что ответ ясен сам собой.
Насчет цивилизации тоже спорно. Китай, Япония, Индия (и др.) отлично цивилизовались на базе своих языческих (с т.зр. христиан) культов.

ВОПРОС: На папирусе Присса ( ок. 3350 г. до н.э.) было написано: «К несчастью, мир сейчас не таков, каким был раньше. Всякий хочет писать книги, а дети не слушаются родителей». Схожая ситуация с написанием книг и в Русском Движении. Многие, будучи абсолютно некомпетентными, пишут и издают поучающие русскую нацию книги, смешивающие вопросы расовой теории, социологии, политологии, экологии, оккультизма и т.д.
Как на Ваш взгляд можно бороться с этим явлением? Как убедить этих «подвижников» не выдумывать очередных «спасительных» идей, а помогать тем, кто уже давно и успешно занимается разработкой Современной Русской Идеи?

ОТВЕТ: Уж кто-кто, а я-то с этим явлением сталкиваюсь ежедневно. Должен вам сказать, что беда еще хуже: не читают друг друга даже наиболее уважаемые авторы нашего небольшого сообщества, в результате что происходит перманентное открывание велосипедов, наступание на грабли и ломление в открытые двери.
Но что же тут поделать? На чужой роток не накинешь платок, а на чужой комп –  тем более. При советской власти был хотя бы стандартный уровень академической науки с ее критериями доказательности. Зато не было свободы слова. Сейчас есть свобода слова –  но нет академического строго научного ценза. Вот и несут кто во что горазд, тот же профессор Хомяков, перешедший с хлестаковской «легкостью необыкновенной» от геолого-минералогии и техники к гуманитарным дисциплинам, требующим иной квалификации.
Еще Лао Цзы, основатель даосизма, говорил: «Знающий, делающий вид, что не знает, стоит высоко. Незнающий, делающий вид, что знает, – болен».
Больное время, больное общество, больные авторы…
Был бы читатель здоров, тогда, может, и отделит зерна от плевел.

ВОПРОС: Какой Вы видите роль государства в регулировании религиозных вопросов в Русской России?

ОТВЕТ: Считаю, что в России не должно быть места религиям, не имеющим тут корней, сектам и проч. Считаю, что никакой государственной поддержки оказываться никаким конфессиям не должно. Все церкви (что бы ни понимать под этим словом) должны быть строго отделены от государства, поскольку конечная истина не доступна ни одной из них. И никаких налоговых льгот!

ВОПРОС: За 20 лет ощутимо выросло национальное самосознание. И вместе с этим поднялся градус обсуждений посвященных «русскому вопросу». Но почему-то те же 20 лет Движение постоянно проигрывает режиму. В чем тут дело? Чего не хватает Движению? Общепризнанного лидера? Общепризнанной доктрины? Людей умеющих зарабатывать деньги для Движения? Или может прав был бывший лидер НСО Румянцев, говоривший о нехватке «командиров среднего звена»? Или же Движение нереспектабельно выглядит и не привлекает к себе большое количество дельных людей?
Можете ли Вы выделить из этого комплекса проблем ту, которая на Ваш взгляд является основной причиной проигрышей? Как ее решить?

ОТВЕТ: Напомню, что в нашей истории было время пострашнее: татарское иго. И путь Древней Руси к независимости и Русскому государству начался с Ивана Калиты. А что значит «калита»? Кошелек. Это не случайно. Должен появиться «хозяин земли Русской» – не по самомнению и самоназванию, не по династическому случаю, а по факту.
Политическая практика убедила меня в том, что ни общепризнанный лидер, ни общепризнанная доктрина сегодня у нас пока невозможны. Наше общество, русское, для этого слишком неоднородно и расколото по множеству направлений. Движение лежит в виде огромной сетевой структуры, но ячейки ее реже сотрудничают, чем воюют друг с другом за гипотетическое место под солнцем.
Для того, чтобы сеть мобилизовалась и стала непобедимой, необходим т.н. «Генеральный заказчик», который всех построит, каждому даст задание и объяснит общую цель и – что важно – каждому соответственно проплатит участие. Нужен новый Иван Калита.
Такого ГЗ у нас пока нет. Это главная причина неудач.
Насчет среднего звена: см. выше о курсах агитаторов.   

Вопросы задавали сотрудники Первого Музея Славянской Мифологии.