Анатолий Иванович Коненко

Известный художник-миниатюрист.  Является профессором РАЕ, Членом Союза дизайнеров России, Членом Союза художников России. Занесён в книгу рекордов Гиннесса.

Художник поделился своими размышлениями по поводу своих работ и их отношением к Славянским мифам с "Первым музеем славянской мифологии".

Ваши работы очень интересны, они отличаются оригинальностью подхода и нестандартностью мышления. В микроминиатюрных формах скрыты глубокая философия, остроумие и чувство юмора мастера. Например, нашему директору Павлову Геннадию Михайловичу нравится ваша работа с жужелицей, которую Вы изначально заковали в кандалы, посадили в острог, а затем триумфально отпустили на свободу. "Жужелица" объединила как превосходное мастерство, так и огромный трепет перед Жизнью. Поражает, с каким трепетом вы работали - ухаживали за жучком четыре года, заковали, как говориться, "без сучка и задоринки".

Как вам вообще пришла в голову такая идея - заковать  живое насекомое?   

На самом деле не в этом году ко мне пришла такая идея. Лет 5, может года 4 назад, работал я для  Музея Достоевского, сделал много всего и в том числе портрет графа. А они просят: «Ну сделай еще что-то..». Я ж все время с насекомыми работаю, вот мне и представился образ Достоевского, как жука – труженика.  Взяли его из природы, насадили кандалы, и все: и сиди вот, пожалуйста, в кандалах, нравится тебе это или нет. Так же происходит и у людей. Когда я это сделал, людям рассказал, они сказали: «Не понял, а что происходит?» Конечно, не поймешь, потому что когда человек в кандалах - это всем понятно, мы уже привыкли это видеть. А вот жук в кандалах – непривычно. Мысли возникают у людей: "Как же так, ты взял жучка, кандалы нацепил на него".  И тогда я говорю: "«Вот молодцы, наконец-то начали понимать, что что-то тут не то».

То есть получается, кандалы не только физические, но и кандалы стандартного мышления?

Нет, я имею ввиду, что когда человек в кандалах - мы уже привыкли к этому. Вообще к человеку в кандалах на разных уровнях привыкли.
У нас в Омске острог был, здесь и Достоевский сидел, поэтому здесь каторжан было много, в то время многих водили по этапу. Все в кандалах мы-то уже привыкли, что так должно и быть – провинился, вот в кандалы тебя и сажают. А вот когда мы берем Чистое, нетронутое, бабочку какую-нибудь или жучка, мы же не представляем их связанными или в кандалах, не можем, у нас нет  этого стереотипа. И как только образ даешь людям, он не вписывается в привычные рамки. Я вот это как раз и хотел сделать, чтоб люди опомнились немножко, поняли – это же не правильно, не должен человек в кандалах быть.

 

 Это идея патриотизма?

 Да, конечно! Это  с одной стороны. А с другой,  Природу мы тоже губим, мы в кандалы ее пытаемся загнать. Помните, говорят: "Надо победить природу! Человек вот такой сильный, что он победит природу". Не надо этого делать! Мы, конечно, можем все в кандалы заковать. Да? И жуков и животных и все на свете...
А вы же еще не все работы видели. Когда были выборы премьера, на самых первых этапах я тоже участвовал, ездил, выступал, как будущий депутат. Хотя я стопроцентно понимал, что никто из кандидатов туда не пройдет, НО я участвовал! Для того, чтобы понять эту вещь изнутри: как все это делается, как человек себя чувствует на сцене, как выступает. Это интересно пройти, вот я и приобрел такой опыт. И сделал даже миниатюры на эту тему. Самое главное, что они понравились... людям, политикам из Москвы. Я и себя сделал в виде кузнечика, выступающего перед зрителями – насекомыми. За спиной героя лозунги, правда, не политические, а «вечные». У меня написано: «Берегите природу!».  Насекомые, жители леса, как мы – народ. А есть те, которые пытаются быть главными. Их кто-то и куда-то должен выбирать. Вот в сценке с насекомыми я весь процесс и представил.

 

Какую из своих работ Вы бы назвали патриотичной?

Не знаю, как-то не думал по поводу конкретной работы.
У меня задумка в будущем сделать славянскую выставку, вот тогда может быть и будет конкретная работа.…Хотя патриотизм он по-разному может проявляться, я делаю выставку – это уже патриотизм, показываю русскую балалайку, да и много чего русского показываю - это тоже патриотизм.
Чтоб культура была помешана не только на коммерции, на деньгах, чтоб люди понимали, что есть еще какое-то высокое искусство. Хотя то чем я занимаюсь - это немного другое. Это искусство, которое проявилось именно в наше время, когда наступает эпоха нанотехнологий.

Ваши работы очень разнообразны и многоплановы, вы рассчитываете на определенного зрителя?

А я не знаю. Кто на каком уровне понимания находится, тот так и воспринимает. Один чувствует, другой ничего не чувствует, просто постоял, посмотрел, ему понравилось, что маленькая: «Вот как круто сделал!» и все. Пока он так будет понимать. Изменится сознание – изменится и понимание. У меня в работах очень много слоев или срезов, на которых можно понимать мои работы.

Может вы поделитесь?

 Есть люди, которые не в теме, им не нравится это изучать, говорят: христианство - это одно, да это наше, а то, что было раньше, язычество – так это не наше! Заходишь в интернет, посмотрите, что говорит Кирилл! По его словам, Славяне - дикий народ, необученный и дикий народ, которому только Кирилл и Мефодий немного  культуры принесли, письменность подарили и так далее. Только тот, кто не изучает культуру, историю славян, кто не хочет их изучать, так может говорить. Тот, кто смотрит глубже, все понимает, ведь славянство оно глубокое, его надо изучать! Думаю, что в будущем люди к этому придут, сейчас просто немножко время не пришло еще. Хотя у многих интерес к своим  корням уже проснулся и это хорошо!

Что для Вас есть славянство?  

 Славяне - это люди, которые жили в тот период дохристианский, будем так его называть, потому что после… какие это славяне? Понимаете? Хотя НЕТ, мы и сейчас можем говорить: "Мы – Славяне!"
Я помню даже в фильме «В бой идут одни старики» есть такое выражение: «Эй, Славяне!!». Ну, действительно, мы же потомки этих славян, а куда б мы делись, это естественно. Другое дело, когда я говорю славяне, имею ввиду, язычество это  синонимы, славяне и язычество.

Вы как художник несете на себе ответственность за поддержку  этой культуры?

А как же? Конечно! Можно было уже много раз собраться и уехать за границу, так легче всего поступить. А как я? В трудный период, в 90-е годы, я делал выставку и видел, как люди реагируют на это, понимаете! Было время, когда люди думали, что все, конец, культуры нет, ничего нет, а потом смотрят: «Не понял!» - приезжает выставка, художник, сидит, работает! И у многих так и написано: «наконец-то мы сейчас чувствуем, что русские мастера существуют, в такое тяжелое время, вот они, они вместе с нами, и это очень важно, понимаете! Все это есть, придет время и  оно раскроется, потому что на Руси их всегда было много, только мастерам тяжело живется.

Почему?

Потому что люди сейчас на выживание живут. Одно дело, Творить! Мы, конечно, все можем творить, вот дай нам сейчас по 30-40 тысяч, мы сядем (многие, я не говорю все) и начнем заниматься творчеством. Но все, же так не могут, надо зарабатывать и всё. Ты вот с утра до вечера на работе, когда заниматься творчеством?

Считаете ли вы себя «русским» художником и если да, то какой смысл вы вкладываете в это слово?
Скажете «русский», говорите, а я разве против – это такая тонкая грань. Русский или россиянин, я ж не могу сказать, что я монгол или еще кто-то?

То есть,  нет  однозначного понятия «русский»?

Да. На самом деле это придумали, потому что слово «русский» - это же  не существительное.

Наверняка Вы разговаривали на эту тему с М. Задорновым? Он многое говорит об этом.

То, что он говорит, я думаю, давно известно. Тот, кому надо, тому известно! И с Задорновым я могу говорить, могу не говорить на эту тему. Я ее так же знаю, как и он, в какой-то степени, больше, в какой-то меньше. 
Выставку на славянскую тему планируете сделать в ближайшее время или это пока еще в планах? И какие идеи у вас есть еще?

А это уж как получится, как получится сделать работ, не одну-две-три, а целый проект.
Я сейчас занимаюсь, в новом направлении – Миниатюрная скульптура, раньше ни когда не делали в этой технике которой, я сейчас занимаюсь. Одна из первых работ в этом направлении - маленький дракончик, сделанный к началу года Дракона (по китайскому календарю). Это объемная скульптура, я просто попробовал, как ее можно сделать, технология такая, что я вообще не знаю, кто так работает сейчас. Стологмитовая пластика. И в этой, совершенно новой  манере я буду делать целую серию по Буддизму. Потому что, с Буддизмом очень многое перекликается. Ведь славянство отсюда пошло, и мы обучали, как Арии, Индию, дали ей Знания. Это известная история, как раз с Севера Омской области 700 волхвов ушли. Тут и названия какие… Стоит город Тара, река течет тоже Тара, а Тара –это Божья Матерь.

Значит, Вы очень глубоко изучаете Славянскую культуру?

Так от чего тогда делать? Я же не могу делать то, в чем вообще ни чего не понимаю. Сначала   надо изучить все, по этому, я много изучаю, а потом  впоследствие, через много лет начинаю что-то воплощать. (Примеры работ: Перун и Велес в кедровом орешке)

Когда прочувствуете и поймете?

Конечно же! Начинаю делать, чувствую, надо или не надо. Я же не могу сказать себе: «Надо мне это сделать» – сел и сделал. Нет! Я чувствую, идет оно или не идет. Если нет - я откладываю – значит не надо это делать пока. А сейчас начинаю делать– получается! Поэтому, Славянскую тему раскрою и тему Буддизма. Будду, может быть, сделаю маленького, очень маленькую скульптурку!
Богиня Тара и бог Тарх, ее брат, от этого и произошло, называние «Тартария» - вот эту тему надо потихонечку развивать…
Может языческое капище сделаю, по примеру того, что есть в Кемерово. Я давно ,уже лет 6-7 назад, там был и впервые увидел капище. Сейчас тоже может, поеду, на чуры этих богов посмотрю, хотя вобщем-то, информации и так хватает…

Вы имеете в виду Томскую Писаницу?
Да, я тогда вообще был далек от этого. Посмотрел, по-фотографировал, а сейчас, я все это глубже изучил. Начинаю и  понимать глубже. Одна из работ у меня так и называется «Томская Писаница». И она у меня в выставке есть – там представлены все известные петроглифы. 
А тут я конкретно могу изобразить в миниатюре этих богов, из дерева, золота или каменные. Можно какие-то символы давать, это в археологии уже посмотреть надо и сделать уменьшенные копии т.е.много разных подходов, как эту тему проявить. Знаете, как интересно будет, и люди будут познавать через эти миниатюры где, каждый бог будет подписан.

Традиционный вопрос нашего музея: нужны ли сказки и мифы современному человеку?

История, та, что у нас написана, тоже, своего рода, мифология, ну половина скажем так. Ведь ничего придуманного нет, вот совершенно придуманного, обязательно что-то на что-то основывается. Мифология – это та часть истории, которая может быть скрыта или мы рассматриваем ее не в той области. Это та плоскость, через которую можно смотреть на историю. Но не придумки, все на самом деле так и было, в зависимости от того, под каким углом на это посмотреть. Поэтому Мифы обязательно нужно изучать, потому что в них много правды.

Ваша любимая сказка?
Моя любимая… Я часто ее издаю: Пушкин «У Лукоморья Дуб зеленый, Златая цепь на дубе том, и днем и ночью кот ученый все ходит по цепи кругом …» (читает лирически!)

Любимый герой похожий  на вас, с кем вы себя ассоциируете?

Я, наверное, где-то в стороне стою, мне интересно на все это смотреть и изучать. Сейчас я ее понимаю намного глубже, я перечитываю ее по 100 раз, а сейчас пытаюсь сделать в бересте.  Я делаю серию берестяных книг. Этого направление никто не касался. «Берестяные», на самом деле их нет! Миниатюрных книг нет, вот одна из таких книг будет в экспозиции. Когда я их сделаю, они будут представлены на книжных ярмарках в Москве, например, они летом постоянно проходят. 
Вы полны творческих сил замыслов и идей.

Да. Я просто не знаю, куда их девать! (смеется!)

Это очень здорово, и не каждый молодой человек мыслит так живо и позитивно и с большим запасом жизненных сил. Иногда, кажется, что молодежь живет скучнее.

А я думаю, они живут весело, вон бегают, прыгают по вечерам по дискотекам и счастливы. Конечно, когда-то им будет столько, сколько мне, тогда они может о чем-то  начнут задумываться.
Вообще я очень люблю с молодежью на любые темы поговорить, такие интересные вещи происходят.

Вы работаете в основном со своим, сыном вы можете назвать его своим учеником?

Название-то все остальные могут давать, «ученик», «не ученик». Ну естественно, он рядом сидит – смотрит, в этом случае можно назвать «ученик». Можно назвать, если это так важно. Другое дело, что у нас много идей совместных, мы делаем совместные работы. Мы делаем вдвоем, потому что я без него многие работы не могу сделать, а он без меня! Потому что вот он -  та самая «молодежь», он как раз туда же и относится. Он знает или умеет делать то, чего я не умею или мне даже некогда это уметь. Потому молодежь, она по-другому мыслит, немножко на многие вещи смотрит, как может то или это выглядеть. Бывает, подаешь работу говорят: «Это не так надо смотреть» – всё, я уже действительно как-то пересматриваю.

Получается, что молодежь это еще один взгляд на мир, и он как миф открывается с разных сторон?

Да, если бы мы сидели тут с вами рядышком, взяли бы какой-нибудь конкретный миф и начали на него смотреть. Ведь есть наши мифы, есть греческие и еще какие-то, а суть одна и та же. Это история так подана, чтоб она не пропала во времени, чтобы ни дай Бог она не пропала! Поэтом, волхвы написали когда-то сказки, мифы, чтоб это осталось, и мы эту информацию не потеряли!

Вы считаете, зависит от мышления человека?

ДА, если ты знаешь больше, ты уже сможешь там скрытую информацию увидеть, а это вот и важно …
Когда-нибудь, думаю, я приеду в Томск, и мы посидим - поговорим…

 

 

 

 

 

Официальный сайт художника

Вопросы художнику задавала сотрудница Первого Музея Славянской Мифологии, Имшенецкая Ульяна Сергеевна.